Ноябрь 2017
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Полное расписание тренингов

Федосова Людмила (1 г. назад)

Стажировка проходит в понедельник-вторник-среду с 10:00 до 13:00. Запись по телефону[...]

О тренинге "Стажировка на рабочем месте клинического психолога"

Людмила (1 г. назад)

Добрый день! Стажировка только в указанные часы?

О тренинге "Стажировка на рабочем месте клинического психолога"

Александр (1 г. назад)

Интересный тренинг. А будет нечто похожее? Когда и где?

О тренинге "Психосоматика"

Тематический апперцептивный тест

Содержание

Описание методики

Тематический апперцептивный тест был разработан в Гарвардской психологической клинике Генри Мюрреем с сотрудниками во второй половине 30-х годов.

Тематический апперцептивный тест (ТАТ) представляет собой набор из 31 таблицы с черно-белыми фотографическими изображениями на тонком белом матовом картоне. Одна из таблиц — чистый белый лист. Обследуемому предъявляется в определенном порядке 20 таблиц из этого набора (их выбор определяется полом и возрастом обследуемого). Его задача заключается в составлении сюжетных рассказов на основе изображенной на каждой таблице ситуации (более подробное описание и инструкции будут приведены ниже).

В рядовых ситуациях сравнительно массового психодиагностического обследования ТАТ, как правило, не оправдывает затраченных усилий. Его рекомендуется применять в случаях, вызывающих сомнения, требующих тонкой дифференциальной диагностики, а также в ситуациях максимальной ответственности, как при отборе кандидатов на руководящие посты, космонавтов, пилотов и т.п. Его рекомендуют использовать на начальных этапах индивидуальной психотерапии, поскольку он позволяет сразу выявить психодинамику, которая в обычной психотерапевтической работе становится видна лишь спустя изрядное время. Особенно полезен ТАТ в психотерапевтическом контексте в случаях, требующих неотложной и краткосрочной терапии (например, депрессии с суицидальным риском).

История создания методики

Тематический апперцептивный тест был впервые описан в статье К.Морган и Г.Мюррея в 1935 году. В этой публикации ТАТ был представлен как метод исследования воображения, позволяющий охарактеризовать личность обследуемого благодаря тому, что задача истолкования изображенных ситуаций, которая ставилась перед обследуемым, позволяла ему фантазировать без видимых ограничений и способствовала ослаблению механизмов психологической защиты. Теоретическое обоснование и стандартизованную схему обработки и интерпретации ТАТ получил несколько позже, в монографии "Исследование личности" Г.Мюррея. Окончательная схема интерпретации ТАТ и окончательная (третья) редакция стимульного материала были опубликованы в 1943 году.

Адаптации и модификации методики

О ТАТ можно говорить по меньшей мере в двух значениях. В узком значении — это конкретная диагностическая техника, разработанная Г.Мюрреем, в широком значении — это метод личностной диагностики, воплощением которого является не только тест Мюррея, но и целый ряд его вариантов и модификаций, разработанных позднее, как правило, для более частных и узких диагностических или исследовательских задач.

Варианты ТАТ для разных возрастных групп

Наиболее известной методикой из этой группы является Детский апперцептивный тест (CAT) Л.Беллака. Первый вариант CAT (1949) состоял из 10 картин, изображавших ситуации, героями которых являлись антропоморфизированные животные. В 1952 году была разработана дополнительная серия (CAT-S), картины которой охватывали ряд ситуаций, не учтенных в первом варианте CAT. Методика была предназначена для детей 3—10 лет и опиралась на предположение о том, что для детей этого возраста легче идентифицироваться с животными, чем с человеческими фигурами. Экспериментальные данные, однако, опровергли это допущение, и Беллак, хотя и не сразу согласившийся с его критикой, создал в 1966 году параллельный вариант с человеческими фигурами (САТ-Н).

Сравнительные исследования не обнаружили существенных различий между результатами по "звериной" и "человеческой" формам теста. Замена звериных фигур человеческими снижает степень неоднозначности изображений. Сам Беллак считает высокую степень неопределенности безусловным плюсом, однако некоторыми авторами это мнение оспаривается. Для обработки Детского апперцептивного теста Беллак использует те же основные категории, что и при обработке ТАТ, подчеркивая, что там, где это возможно, тест должен даваться не как тест, а как игра.

Мичиганский рисуночный тест (МРТ) предназначен для детей 8—14 лет. Он состоит из 16 таблиц, изображающих реалистические ситуации (одна таблица — чистое белое поле). Как и в ТАТ Мюррея, часть таблиц МРТ (8) предъявляется обследуемым обоего пола, а часть различна для мальчиков и девочек (по 4). Основной предмет диагностики: девять проблемных областей, такие как конфликты в семье, в школе, конфликты с авторитетами, проблемы агрессии и т.п. В отличие от ТАТ, картины МРТ более реалистичны и не содержат чрезмерной неопределенности. Индекс напряженности, высчитываемый по результатам теста, значимо различается у нормально адаптированных и дезадаптированных детей. Как и CAT, MPT обладает достаточно хорошими психометрическими характеристиками, хотя он не считается в достаточной мере объективным.

Тест рассказов по рисункам П.Саймондса (SPST) был создан в 1948 году и предназначен для тестирования подростков от 12 до 18 лет; первоначально разрабатывался в исследовательских целях. Включает 20 таблиц с изображениями релевантных ситуаций. Обработка результатов опирается на оценку сравнительной частоты разных тем. Этот тест не получил широкого применения. Сами изображения выглядят явно устаревшими; отсутствуют данные о каких-либо преимуществах теста Саймондса перед ТАТ Мюррея. Дж. Каганом высказывалось мнение о том, что оптимальным для обследования подростков был бы смешанный тест, включающий в себя отдельные картины из ТАТ Мюррея, МРТ и SPST.

Варианты для пожилого возраста. В семидесятые годы были предприняты попытки создать версии ТАТ для пожилых людей: геронтологический апперцептивный тест (GAT) Уолка и Уолка и апперцептивный тест для старшего возраста (SAT) Л.Беллака и С.Беллак. Оба эти теста в целом не оправдали ожиданий; оказалось, что изображение пожилых людей на картинках не повышает их диагностической ценности.

Варианты TAT для разных этнокультурных групп

ТАТ С.Томпсона для негров (Т-ТАТ). Т-ТАТ был создан в 1949 году в качестве параллельного варианта ТАТ Мюррея, предназначенного для обследования американцев негритянского происхождения. Томпсон исходил из предположения о том, что им легче будет идентифицироваться с негроидными персонажами. 10 таблиц ТАТ Мюррея были переделаны соответствующим образом, одна исключена, другие сохранены без изменений. Имеющиеся данные достаточно противоречивы, но в целом не подтверждают гипотезу о преимуществах этого варианта при работе с неграми. Вместе с тем общепризнано, что этот тест полезен для изучения расистских установок и стереотипов у людей как белого, так и черного цвета кожи.

ТАТ для африканцев. Эта методика отличается от Т-ТАТ содержанием картин, ориентированным на традиционную африканскую культуру в той мере, в какой можно обобщенно говорить о таковой. Последнее обстоятельство отмечалось критиками, подчеркивающими существование культурных различий между отдельными регионами, народами и племенами, вследствие чего для одних предложенная версия будет более, а для других менее адекватна. Набор включает в себя 22 таблицы, из них по 8 для мужчин и женщин и 6 общих. При проведении считается необходимым, чтобы экспериментатором был также африканец, в противном случае ответы будут стереотипно-ролевыми. Порядку предъявления таблиц придается мало значения. Обследование завершается опросом, в ходе которого, в частности, обследуемые должны припомнить картины — то, какие именно картины воспроизведены, считается диагностически значимым. Южноафриканский тест анализа рисунков (SAPAT) предназначен для детей от 5 до 13 лет. Материалы теста включают 12 картин, на которых действуют не только обыкновенные люди, но и короли и королевы, гномы, эльфы и феи, а также очеловеченные животные. Оправданность такого построения теста вызывает сомнения, хотя авторы теста П.Нел и А.Пелсер исходили из данных опроса детей.

Имеются сведения о версиях ТАТ, разработанных для американских индейцев, жителей Кубы, индийцев, японцев, китайцев и др. Семенофф в своей книге подробно разбирает методологические проблемы, связанные с использованием ТАТ в разных культурах.

Варианты ТАТ для решения разных прикладных задач

Профессиональный апперцептивный тест (VAT) включает в себя 8 таблиц в мужском варианте и 10 — в женском с изображением ситуаций профессиональной деятельности. Схема обработки предполагает выявление индикаторов мотивов и установок, релевантных пяти профессиональным сферам. Тест имеет удовлетворительные психометрические характеристики.

Тест групповой проекции (TGP) включает в себя 5 таблиц и предназначен для оценки групповой динамики. Члены группы должны совместно составлять рассказы по таблицам. Достоинства этого теста неочевидны и не имеют какого-либо эмпирического подтверждения. Тест семейных установок Л.Джексон (TFA) предназначен для детей от 6 до 12 лет. Варианты для мальчиков и девочек полностью различны и включают в себя по 7 таблиц с изображениями критических семейных ситуаций. Интерпретация результатов довольно свободная, сколько-нибудь формализованная система обработки отсутствует, равно как и данные по валидности и надежности.

Индикатор семейных отношений (FRI) разработан в русле семейной психиатрии. Набор состоит из 40 таблиц, однако их отбор в конкретной ситуации обследования зависит не только от пола обследуемого, но и от структуры семьи (сын/дочь, сын и дочь). Цель методики — получить по возможности более полное описание отношений в семье. Изображения не натуралистичны, а схематизированы. Данные по надежности и валидности недостаточны; однако мнения по поводу теста в целом расходятся.

Школьный апперцептивный метод (SAM) включает 22 рисунка с изображениями типичных школьных ситуаций и предназначен для школьных психологов. Данные по надежности и валидности отсутствуют, что вызывает сомнения в преимуществах теста перед другими методиками.

Учебный апперцептивный тест (EAT) отличается от предыдущего тем, что в нем использованы натуралистические фотографии, причем круг охваченных тем несколько уже. В то же время нет никаких данных, позволяющих сравнить его с SAM или другими тестами.

Тест школьной тревоги (SAT) включает в себя 10 таблиц, охватывающих пять возможных классов тревоги в школьных ситуациях. Подбор картин делался на основе экспертных оценок. Автор теста Е.Хусляйн положительно оценивает его надежность и валидность, однако необходимы дополнительные подтверждения.

Варианты ТАТ для измерения отдельных мотивов

В данном разделе речь идет о наиболее стандартизированных вариантах ТАТ, разработанных в русле интеракционистской парадигмы и предназначенных для измерения выраженности отдельных мотивационных диспозиций. Эта группа методов обладает существенно более высокими показателями валидности и надежности по сравнению как с ТАТ Мюррея, так и со всеми другими его модификациями.

ТАТ для диагностики мотивации достижения Д.Мак-Клеланда является первой и наиболее известной из методик этой группы. Материал теста включает в себя четыре слайда, изображающих ситуации, связанные с тематикой достижения. Два из них заимствованы из ТАТ Мюррея, два созданы дополнительно. Методика может предъявляться в групповом режиме. Испытуемые должны написать по каждой картине рассказ, ответив в нем на четыре вопроса:

  • 1) Что происходит на картине, кто изображенные на ней люди?
  • 2) Что привело к этой ситуации?
  • 3) Каковы мысли, желания людей, изображенных на картине?
  • 4) Что произойдет потом?

Рассказы анализируются с точки зрения присутствия в них признаков темы достижения. В число этих признаков входят потребность достижения, позитивные и негативные целевые ожидания (антиципации), инструментальная активность, направленная на достижение цели, внутренние и внешние препятствия, внешняя поддержка, позитивные и негативные эмоциональные состояния, возникающие вследствие успеха или неудачи, общая тема достижения. За каждый из этих признаков засчитывается по одному баллу; сумма баллов определяет общую выраженность потребности в достижении. С помощью этой методики, не претендующей на статус теста, было получено много разнообразных результатов, которые подтверждают ее богатые возможности и психометрическую обоснованность.

ТАТ для диагностики мотивации достижения Х.Хекхаузена отличается от варианта Д.Мак-Клеланда тем, что Х.Хекхаузен теоретически и экспериментально разделил в мотивации достижения две независимые тенденции: надежду на успех и боязнь неудачи. Методика Х.Хекхаузена включает в себя 6 картин; инструкция носит более нейтральный характер. Для каждой из двух мотивационных тенденций выделена своя система диагностически значимых категорий, которые частично совпадают с категориями системы Д.Мак-Клеланда.

Известны также формализованные версии ТАТ для диагностики мотивации власти (Д.Уинтер), аффилиации (Дж.Аткинсон) и некоторых других. У нас в стране была разработана схема для диагностики альтруистических установок личности на основе стандартного ТАТ.

Теоретические основы

Процедура проведения

Ситуация и атмосфера проведения обследования

Полное обследование с помощью ТАТ редко занимает меньше 1,5—2 часов и, как правило, разбивается на два сеанса, хотя возможны и индивидуальные вариации. При сравнительно коротких рассказах с небольшим латентным временем все 20 рассказов могут уложиться в час — час с небольшим (1 сеанс). Возможна и обратная ситуация — долгие размышления и длинные рассказы, когда двух сеансов оказывается недостаточно, и приходится устраивать 3—4 встречи. Во всех случаях, когда число сеансов больше одного, между ними делается интервал в 1—2 дня. При необходимости интервал может быть больше, но не должен превышать одной недели. При этом обследуемый не Должен знать ни общее количество картин, ни то, что при следующей встрече ему предстоит продолжение той же работы — в противном случае он бессознательно будет готовить заранее сюжеты для своих рассказов. В начале работы психолог заранее выкладывает на стол (изображением вниз) не более 3—4 таблиц и затем по мере необходимости достает таблицы по одной в заранее приготовленной последовательности из стола или сумки. На вопрос о числе картин дается уклончивый ответ; вместе с тем перед началом работы обследуемый должен быть настроен на то, что она продлится не менее часа. Нельзя разрешать обследуемому проглядывать заранее другие таблицы.

При проведении обследования в два сеанса обычно процедура делится на две равные части по 10 картин, хотя это не обязательно. Необходимо учитывать усталость обследуемого, снижение мотивации к выполнению задания. В любом случае независимо от числа сеансов категорически не рекомендуется прерывать обследование перед таблицами 13, 15 и 16 — очередной сеанс не должен начинаться с какой-либо из них.

Общая ситуация, в которой проводится обследование, должна отвечать трем требованиям: 1. Должны быть исключены все возможные помехи. 2. Обследуемый должен чувствовать себя достаточно комфортно. 3. Ситуация и поведение психолога не должны актуализировать у обследуемого каких-либо мотивов и установок.

Первое требование подразумевает, что обследование должно проводиться в отдельном помещении, в которое никто не должен входить, не должен звонить телефон и как психолог так и обследуемый не должны никуда спешить. Обследуемый не должен быть усталым, голодным или под влиянием аффекта.

Второе требование подразумевает, во-первых, что обследуемый должен сидеть в удобном для него положении. Оптимальное положение психолога — сбоку, так, чтобы обследуемый видел его периферическим зрением, но не заглядывал в записи. Считается оптимальным проведение обследования вечером после ужина, когда человек несколько расслабляется и ослабевают механизмы психологической защиты, обеспечивающие контроль над содержанием фантазий. Перед началом работы с ТАТ хорошо провести какую-нибудь короткую и занимательную методику, которая поможет обследуемому втянуться в работу, например, рисунок несуществующего животного (Дукаревич, Яныиин, 1990) или краткий отборочный тест (Бузин, 1992). Во-вторых, психолог своим поведением должен создавать атмосферу безусловного принятия, поддержки, одобрения всего, что говорит обследуемый, избегая при этом направлять его усилия в определенное русло. С.Томкинс, говоря о решающем значении контакта с обследуемым для успешности обследования, указывает на индивидуальные особенности, которые психолог должен иметь в виду: "Некоторые из обследуемых нуждаются в уважении, другие в симпатии и поддержке их творческих усилий. Есть люди, лучше всего реагирующие на доминантное поведение экспериментатора, но другие реагируют на это проявлением негативизма или полным уходом из ситуации. Если обследуемый находится в состоянии острой тревоги или в ином остром состоянии, тестирование противопоказано, поскольку рассказы будут отражать лишь его актуальную проблему..." {Tomkins, 1947, с.23). В любом случае рекомендуется чаще (в разумных пределах) хвалить и ободрять обследуемого, избегая при этом конкретных оценок или сравнений. "Важно, чтобы обследуемый имел основания ощущать атмосферу сочувствия, внимание, добрую волю и понимание со стороны экспериментатора" {Murray, 1943, с.З). Л.Беллак использует для характеристики контакта диагноста с обследуемым понятие раппорта: "это означает, что диагност должен проявлять интерес, но этот интерес не должен быть чрезмерным; обследуемый не должен чувствовать себя средством удовлетворения любознательности психолога. Психолог должен быть дружелюбным, но не чрезмерно, чтобы не вызвать у обследуемого гетеросексуальную или гомосексуальную панику. Наилучшая атмосфера — та, в которой пациент чувствует, что они вместе с психологом всерьез занимаются вместе чем-то важным, что поможет ему, а вовсе не угрожает".

Третье требование подразумевает необходимость избегать актуализации в ситуации обследования каких-либо специфических мотивов. Не рекомендуется апеллировать к способностям обследуемого, стимулировать его честолюбие, проявлять выраженную позицию "эксперта-человековеда", доминантность. Профессиональная квалификация психолога должна вызывать доверие к нему, но ни в коем случае не ставить его "над" обследуемым. При работе с обследуемым противоположного пола важно избегать бессознательного кокетства, стимулирования сексуального интереса. Все эти нежелательные влияния, как отмечалось в начале этой главы, способны заметно исказить результаты.

Инструкция

Работа с ТАТ начинается с предъявления инструкции. Обследуемый удобно сидит, настроившись работать по меньшей мере час-полтора, несколько таблиц (не более 3—4) лежат наготове изображением вниз. Инструкция состоит из двух частей. Первая часть инструкции должна зачитываться дословно наизусть, причем два раза подряд, невзирая на возможные протесты обследуемого. Текст первой части инструкции:

«Я буду показывать Вам картины, Вы посмотрите на картину и, отталкиваясь от нее, составите рассказик, сюжет, историю. Постарайтесь запомнить, что нужно в этом рассказике упомянуть. Вы скажете, что, по-Вашему, это за ситуация, что за момент изображен на картине, что происходит с людьми. Кроме того, скажете, что было до этого момента, в прошлом по отношению к нему, что было раньше. Затем скажете, что будет после этой ситуации, в будущем по отношению к ней, что будет потом. Кроме того надо сказать, что чувствуют люди, изображенные на картине или кто-нибудь из них, их переживания, эмоции, чувства. И еще скажете, что думают люди, изображенные на картине, их рассуждения, воспоминания, мысли, решения».

Эту часть инструкции нельзя изменять (за исключением формы обращения к обследуемому — на "вы" или на "ты", — которая зависит от конкретных отношений между ним и психологом). М.З.Дукаревич, которой принадлежит этот вариант инструкции, комментирует его следующим образом. Формула "отталкиваясь от нее" важна в связи с тем, что наша система школьного образования приучает нас сочинять рассказы по картинкам, здесь же задание принципиально иное — не расшифровывать то, что заложено в изображении, а, отталкиваясь от него, вообразить нечто. Слово "рассказик" намеренно употребляется с уменьшительным суффиксом, чтобы снять ассоциации с рассказом как литературной формой и тем самым принизить значимость задания, ослабить внутреннюю напряженность, которая может возникать у обследуемого. С этой же целью дается синонимический ряд "рассказик, сюжет, историю". В зависимости от своих индивидуальных особенностей обследуемый может связать смысл задания с любым из этих трех слов, что избавляет от риска неправильного понимания смысла задания, возможного в том случае, если ограничиться любым одним обозначением.

Инструкция содержит выделение пяти моментов, которые должны присутствовать в рассказах: 1) момент (настоящее), 2) прошлое, 3) будущее, 4) чувства, 5) мысли. Многословность инструкции и большое число связующих и разделительных оборотов служат цели четко разграничить эти 5 моментов, избежав при этом нумерации: "во-первых, во-вторых и т.п." Инструкция предполагает возможность свободно варьировать порядок изложения. Каждый из этих пяти моментов также задан в виде синонимического ряда, допускающего широкий спектр индивидуальных интерпретаций и тем самым способствующего проекции на содержание рассказов индивидуального образа мира и индивидуальных способов переработки информации. Так, например, ряд "до этого момента, в прошлом по отношению к нему, раньше" открывает возможность говорить как о непосредственном прошлом, измеряемом часами или минутами, так и об отдаленном, даже историческом прошлом. То же относится к будущему и остальным пунктам инструкции. Например, одному ничего не говорит слово "эмоции", зато понятно слово "чувства", для Другого слово "чувства" относится к чему-то возвышенному, зато слово "переживания" вполне употребительно, для третьего же слово "переживания" обязательно означает что-то конфликтное, болезненное, а вот слово "эмоции" более нейтрально. Разные слова имеют для разных людей Разный личностный смысл. Употребление синонимических рядов позволяет избежать излишней смысловой однозначности ситуации для обследуемого и способствует тем самым проекции его собственных смыслов.

После повторения дважды первой части инструкции следует своими словами и в любом порядке сообщить следующее (вторая часть инструкции):

  • "правильных" или "неправильных" вариантов не бывает, любой рассказ, соответствующий инструкции, хорош;
  • рассказывать можно в любом порядке. Лучше не продумывать заранее весь рассказ, а начинать сразу говорить первое, что придет в голову, а изменения или поправки можно ввести потом, если будет в этом нужда;
  • литературная обработка не требуется, литературные достоинства рассказов оцениваться не будут. Главное, чтобы было понятно, о чем идет речь. Какие-то частные вопросы можно будет задать по ходу. Последний пункт не вполне соответствует истине, поскольку в действительности логика рассказов, лексика и т.п. входят в число значимых диагностических показателей.

После того, как обследуемый подтвердит, что он понял инструкцию, ему дается первая таблица. В том случае, если какие-то из пяти основных пунктов (например, будущее или мысли героев) будут отсутствовать в его рассказе, то основную часть инструкции следует повторить еще раз. То же самое можно сделать еще раз после второго рассказа, если и в нем будет упомянуто не все. Начиная с третьего рассказа инструкция больше не напоминается, а отсутствие в рассказе тех или иных моментов рассматривается как диагностический показатель. Если обследуемый будет задавать вопросы типа "Все ли я сказал?", то на них следует отвечать: "Если Вы считаете, что все, то рассказ закончен, переходите к следующей картинке, если считаете, что нет, и что-то нужно добавить, то добавьте". Такая конструкций должна присутствовать во всех ответах психолога на вопросы обследуемого: проговариваются все альтернативы. Иная форма ответа будет подталкивать обследуемого к определенному решению, что нежелательно.

После окончания первого и второго рассказов следует спросить у обследуемого, не было ли других вариантов. Вопрос задается обязательно в прошедшем времени, чтобы обследуемый не воспринял его как задание. Если варианты были, их следует записать. После этого стоит переспросить об этом еще раз через некоторое время, пропустив несколько рассказов, и уже больше к этому не возвращаться.

При возобновлении работы в начале второго сеанса необходимо спросить у обследуемого, помнит ли он, что нужно делать, и попросить его воспроизвести инструкцию. Если он правильно воспроизводит основные 5 пунктов, то можно начинать работать. Если какие-то моменты оказываются пропущены, необходимо напомнить "Вы забыли еще...", и после этого приступить к работе, более не возвращаясь к инструкции.

Мюррей предлагает давать на втором сеансе измененную инструкцию с усиленным акцентом на свободе воображения: "Ваши первые десять рассказов были прекрасны, но Вы слишком ограничивали себя обыденной жизнью. Хотелось бы, чтобы Вы отвлеклись от нее и дали большую свободу своему воображению". Давать такую дополнительную инструкцию имеет смысл в том случае, если действительно первые рассказы отличались явной зажатостью и скудостью воображения. В противном случае она может сыграть негативную роль. Здесь, как и во всех других случаях, необходимо ориентироваться на индивидуальные особенности обследуемого.

Специальные инструкции требуются при работе с таблицей 16 (чистое белое поле). Нередко она не смущает обследуемого, и он без дополнительных инструкций дает полноценный рассказ. В этом случае единственное, что следует сделать — это по окончании рассказа попросить представить другую ситуацию и сочинить еще один рассказ. Когда и он будет завершен, следует попросить сделать то же самое в третий раз. Дело в том, что таблица 16 выявляет актуально значимые проблемы обследуемого. Однако в том случае, если работают механизмы психологической защиты» препятствующие свободному проявлению в этом рас сказе личностных проблем, то эта актуальная проблематика в первом сюжете вытесняется, а во втором и особенно в третьем проявляется наиболее ярко. Если защита не настолько сильна, то наиболее информативным будет первый вариант.

Обследуемый может после некоторой паузы начать абстрактно-философские рассуждения о белом свете или о таких вещах как свет, чистота и т.п. В этом случае, когда он кончит эти рассуждения, ему следует сказать: "Дело не в том, что это белое, чистое и т.д., а в том, что Вы можете представить себе на этом месте любую картину, и дальше работать с ней как с остальными. Что Вы здесь представляете себе?" Когда обследуемый даст описание ситуации, его следует попросить составить рассказ. Если он начнет сразу с рассказа, после его окончания следует попросить обследуемого описать воображаемую картину, послужившую основой для рассказа. Следует пресекать попытки представить на белом поле какую-то известную, реально существующую картину. "Это Репин, а Вы сочините свое — что бы Вы изобразили, если бы были художником". В этом случае также требуются три варианта рассказов, причем философствования на тему белого цвета в счет не идут.

Возможна, наконец, реакция удивления или даже возмущения: "Здесь же ничего не изображено!", "Что же мне рассказывать!". В этом случае следует выждать некоторое время, и если обследуемый не начнет составлять рассказ по придуманной картине самостоятельно, ему следует дать инструкцию представить себе на этом листе любую картину и описать ее, а затем составить по ней рассказ. Затем спрашивайте второй и третий вариант.

Наконец, после завершения рассказа по последней, двадцатой таблице, Мюррей рекомендует пройтись по всем сочиненным рассказам и спросить обследуемого, каковы были источники каждого из них — опирался ли рассказ на личный опыт, на материал прочитанных книг или кинофильмов, на рассказы знакомых или же является чистой выдумкой. Эта информация не всегда дает что-либо полезное, но в ряде случаев помогает отделить заимствованные сюжеты от продуктов собственной фантазии обследуемого и тем самым приблизительно оценить степень проективности каждого из рассказов. Мюррей также рекомендует использовать этот опрос для стимулирования свободных ассоциаций обследуемого по поводу сочиненных рассказов, однако это выходит за пределы собственно процедуры ТАТ и может использоваться как дополнительная процедура при глубинном клиническом обследовании.

Запись результатов и составление протокола

При обследовании при помощи ТАТ протоколированию подлежит следующее:


  1. Полный текст всего, что говорит обследуемый в той форме, в какой он это говорит, со всеми вставками, отвлечениями, оговорками, аграмматизмами, повторениями и словами-паразитами. Если он хочет исправить что-то ранее сказанное, следует записать те исправления, которые он вносит, не меняя ничего в предыдущей записи.
  2. Все, что говорит психолог, обмены репликами с обследуемым, вопросы обследуемого и ответы психолога, вопросы психолога и ответы обследуемого.
  3. Относительно длинные паузы в ходе составления рассказа.
  4. Латентное время — от предъявления картины до начала рассказа — и общее время рассказа — от первого до последнего слова. Время, затраченное на уточняющий опрос, не приплюсовывается к общему времени рассказа.
  5. Положение картины. Для некоторых картин неясно, где верх, где низ, и обследуемый может ее вертеть. Повороты картины необходимо фиксировать. Положение таблицы отмечают углом, вершина которого означает верхний край таблицы, или буквами: Λ — основное положение таблицы, > — верхний край таблицы справа, v — таблица перевернута (с), < — верхний край таблицы слева. Если обследуемый будет спрашивать, как правильно держать, следует отвечать: "Как Вам удобно, так и держите".
  6. Эмоциональный настрой обследуемого, расположение духа, динамику его настроения и эмоциональных реакций по ходу обследования и в процессе рассказывания.
  7. Невербальные реакции и проявления обследуемого — жесты, мимику, позы: пожал плечами, улыбнулся, нахмурился, сменил одну позу на другую (открытую на скованную или наоборот).

Большой объем информации, который необходимо фиксировать, порождает определенные технические сложности. Этих сложностей можно избежать, если записывать рассказы на магнитофон с последующей их расшифровкой. В этом случае, непосредственно в ситуации обследования, психологу придется фиксировать только невербальные проявления обследуемого и повороты картин, и он может всецело посвятить себя поддержанию рабочей атмосферы и контакта с обследуемым и контролю за ходом обследования. Расшифровка записи потребует дополнительного времени и усилий, однако при этом будет сохранена вся необходимая информация без пропусков и искажений. Единственное искажение, которое может возникнуть в этом случае — неготовность обследуемого говорить перед микрофоном. Скрытая запись технически сложна и этически некорректна, поэтому стоит потратить 15—20 минут на то, чтобы обследуемый привык к включенному магнитофону — можно что-то вместе записать, прослушать — как-то поиграть с ним. После этого можно начинать работу с ТАТ.

Если в распоряжении психолога нет диктофона (или лаборанта-протоколиста), ему приходится фиксировать одновременно всю информацию самому и параллельно контролировать ход обследования и взаимодействовать с обследуемым. Это невозможно без более или менее значительных потерь информации, хотя существуют некоторые рекомендации, призванные облегчить труд психолога в такой ситуации, в частности, приведенный выше способ замедления темпа речи обследуемого. Другая рекомендация касается способа фиксации длинных пауз в ходе рассказа. Поскольку важна не абсолютная, а относительная длина пауз, можно ритмично ставить на бумаге черточки, когда обследуемый замолкает. Чем больше черточек, тем длиннее пауза.

Вся зафиксированная информация сводится в первичный протокол. Первичный протокол имеет единую форму как для клинического обследования, так и для учебного или исследовательского опыта и должен содержать всю информацию, на основании которой любым человеком в любое время может быть выполнена обработка и интерпретация результатов по любой интерпретативной схеме.

Вводный лист протокола (так называемая "шапка") должен содержать как общую информацию, требующуюся в любом протоколе тестирования по любой психодиагностической методике (пол, возраст, образование, профессия обследуемого, фамилия психолога, проводящего обследование, дата обследования), так и более развернутую характеристику обследуемого (семейное положение; члены семьи; состояние здоровья; успехи в профессиональной карьере; основные вехи в биографии) и ситуации обследования (место обследования; точное время; способ фиксации результатов; другие особенности ситуации; отношение обследуемого к ситуации обследования и к психологу).

В основной части протокола фиксируется текст рассказов и все прочие перечисленные выше виды информации. Этот протокол является основой для дальнейшей работы — вычленения диагностических показателей и интерпретации результатов обследования.

Интерпретация результатов

Г.Линдзи выделяет ряд базовых допущений, на которых строится интерпретация ТАТ. Они носят достаточно общий характер и практически не зависят от используемой схемы интерпретации. Первичное допущение состоит в том, что завершая или структурируя незавершенную или неструктурированную ситуацию, индивид проявляет в этом свои стремления, диспозиции и конфликты. Следующие 5 допущений связаны с определением наиболее диагностически информативных рассказов или их фрагментов.

  1. Сочиняя историю, рассказчик обычно идентифицируется с одним из действующих лиц, и желания, стремления и конфликты этого персонажа могут отражать желания, стремления и конфликты рассказчика.
  2. Иногда диспозиции, стремления и конфликты рассказчика представлены в неявной или символической форме.
  3. Рассказы обладают неодинаковой значимостью для диагностики импульсов и конфликтов. В одних может содержаться много важного диагностического материала, а в других очень мало или он может вообще отсутствовать.
  4. Темы, которые прямо вытекают из стимульного материала, скорее всего менее значимы, чем темы, прямо не обусловленные стимульным материалом.
  5. Повторяющиеся темы с наибольшей вероятностью отражают импульсы и конфликты рассказчика.

И, наконец, еще 4 допущения связаны с выводами из проективного содержания рассказов, касающимися других аспектов поведения.

  1. Рассказы могут отражать не только устойчивые диспозиции и конфликты, но и актуальные, связанные с текущей ситуацией.
  2. Рассказы могут отражать события из прошлого опыта субъекта, в которых он не участвовал, но был их свидетелем, читал о них и т.п. Вместе с тем сам выбор этих событий для рассказа связан с его импульсами и конфликтами.
  3. В рассказах могут отражаться, наряду с индивидуальными, групповые и социокультурные установки.
  4. Диспозиции и конфликты, которые могут быть выведены из рассказов, не обязательно проявляются в поведении или отражаются в сознании рассказчика.

В подавляющем большинстве схем обработки и интерпретации результатов ТАТ, интерпретации предшествует вычленение и систематизация диагностически значимых показателей на основании формализованных критериев. В.Э.Реньге называет эту стадию обработки симптомологическим анализом. На основе данных симптомологического анализа делается следующий шаг — синдромологический анализ по Реньге, который заключается в выделении устойчивых сочетаний диагностических показателей и позволяет перейти к формулировке диагностических выводов, которая представляет собой третий этап интерпретации результатов. Синдромологический анализ, в отличие от симптомологического, в очень слабой мере поддается какой-либо формализации. Вместе с тем он неизбежно опирается на формализованные данные симптомологического анализа.

Стимульный материал

Описание стимульного материала

Полный комплект ТАТ включает в себя 31 таблицу, одна из которых — чистое белое поле. Все остальные таблицы содержат черно-белые изображения с той или иной степенью неопределенности, причем во многих случаях неопределенность касается не только смысла ситуации, но и того, что, собственно, изображено. ТАТ, выполненный типографским способом, печатается на белом бристольском картоне; при работе с перефотографированным ТАТ необходимо помнить, что подходящие изображения могут получиться только на матовой фотобумаге; важно соответствие оригиналу размеров таблиц, размещения на них изображений и полей (у разных таблиц поля имеют разную ширину), яркости (насыщенности) и контрастности (размытости) изображений. Важно, чтобы при копировании, изображения не стали ни более размытыми, ни более четкими, ни более темными, ни более светлыми.

Набор, предъявляемый для обследования, включает 20 таблиц; их выбор определяется полом и возрастом обследуемого.

ТАТ можно применять, начиная с 14 лет, однако при работе с людьми в возрасте от 14 до 18 набор таблиц будет несколько отличаться от обычного набора для работы с людьми старше 18 лет — из него исключаются и заменяются другими таблицы, наиболее прямо актуализирующие темы агрессии и секса.

Различение "мужских" и "женских" картин восходит к понятию идентификации, на которое опирался Мюррей, считавший, что сходство обследуемого с персонажем картины (рассказа) по полу, возрасту и другим параметрам является условием эффективности проекции. Хотя это положение не нашло экспериментального подтверждения, разделение сохранилось. По-видимому, типично мужские или женские ситуации лучше актуализируют типичные для мужчин либо женщин мотивационные тенденции (в терминах объяснительной модели Д. Мак-Клеланда — Дж. Аткинсона), а также лучше репрезентируют типичные для мужчин, либо для женщин жизненные отношения (в терминах деятельностно-смысловой объяснительной модели). В таблице дано краткое описание всех картин. Символами ВМ обозначены картины, используемые при работе с мужчинами от 14 лет, символами GF — с девушками и женщинами от 14 лет, символами BG — с подростками от 14 до 18 лет обоего пола, MF — с мужчинами и женщинами старше 18 лет. Остальные картины годятся для всех обследуемых. Номер картины фиксирует ее порядковое место в наборе.

Кодовое обозначение таблицы Описание изображения Типичные темы и признаки, проявляющиеся в рассказе
1 Мальчик смотрит на лежащую перед ним на столе скрипку. Отношение к родителям, соотношение автономии и подчинения внешним требованиям, мотивация достижения и ее фрустрация, символически выраженные сексуальные конфликты.
2 Деревенская сцена:на переднем плане девушка с книгой, на заднем — мужчина работает в поле, женщина постарше смотрит на него. Семейные отношения, конфликты с семейным окружением в контексте проблемы автономии-подчинения. Любовный треугольник. Конфликт стремления к личностному росту и консервативной среды. Женщина на заднем плане часто воспринимается как беременная, что провоцирует соответствующую тематику. Мускулистая фигура мужчины может провоцировать гомосексуальные реакции. Полоролевые стереотипы. В российском контексте нередко возникают сюжеты, связанные с отечественной историей и с профессиональным самоутверждением.
3BM На полу рядом с кушеткой — скорчившаяся фигура скорее всего мальчика, рядом на полу револьвер. Воспринимаемый пол персонажа может свидетельствовать о скрытых гомосексуальных установках. Проблемы агрессии, в частности, аутоагрессии, а также депрессии, суицидальных намерений.
3GF Молодая женщина стоит около двери, протянув к ней руку; другая рука закрывает лицо. Депрессивные чувства.
4 Женщина обнимает мужчину за плечи; мужчина как бы стремится вырваться. Широкий спектр чувств и проблем в интимной сфере: темы автономии и неверности, образ мужчин и женщин вообще. Полуобнаженная женская фигура на заднем плане, когда она воспринимается как третий персонаж, а не как картина на стене, провоцирует сюжеты, связанные с ревностью, любовным треугольником, конфликтами в сфере сексуальности.
5 Женщина средних лет заглядывает через полуоткрытую дверь в старомодно обставленную комнату. Выявляет спектр чувств, связанных с образом матери. В российском контексте, однако, часто проявляются социальные сюжеты, связанные с личной интимностью, безопасностью, незащищенностью личной жизни от чужих глаз.
6ВМ Невысокая пожилая женщина стоит спиной к высокому молодому человеку, виновато опустившему глаза. Широкий спектр чувств и проблем в отношениях мать—сын.
6GF Молодая женщина, сидящая на краю дивана, оборачивается и смотрит на стоящего у нее за спиной мужчину средних лет с трубкой во рту. Картина задумывалась как симметричная предыдущей, отражающая отношения отец—дочь. Однако она воспринимается отнюдь не так однозначно и может актуализировать достаточно разные варианты отношений между полами.
7ВМ Седой мужчина смотрит на молодого мужчину, который смотрит в пространство. Выявляет отношения отец—сын и производные от них отношения к авторитетам мужского пола.
7GF Женщина сидит на кушетке рядом с девочкой, говоря или читая ей что-то. Девочка с куклой в руках смотрит в сторону. Выявляет отношения между матерью и дочерью, а также (иногда) к будущему материнству, когда кукла воспринимается как младенец. Иногда в рассказ бывает вставлен сюжет сказки, которую мать рассказывает или читает дочери, и, как отмечает Беллак, эта сказка и оказывается наиболее информативной.
8ВМ Мальчик-подросток на переднем плане, сбоку виден ствол ружья, на заднем плане нечеткая сцена хирургической операции Эффективно актуализирует темы, связанные с агрессией и честолюбием. Неузнавание ружья свидетельствует о проблемах с контролем агрессии.
8GF Молодая женщина сидит, опершись на руку, и смотрит в пространство. Может выявлять мечты о будущем или текущий эмоциональный фон. Беллак считает все рассказы по этой таблице поверхностными, за редкими исключениями.
9ВМ Четверо мужчин в комбинезонах лежат вповалку на траве. Характеризует отношения между сверстниками, социальные контакты, отношения с референтной группой, иногда гомосексуальные тенденции или страхи, социальные предубеждения.
9GF Молодая женщина с журналом и сумочкой в руках смотрит из-за дерева на другую нарядно одетую женщину, еще моложе, бегущую по пляжу. Выявляет отношения со сверстницами, часто соперничество между сестрами или конфликт матери с дочерью. Может выявлять депрессивные и суицидальные тенденции, подозрительность и скрытую агрессивность, вплоть до паранойи.
10 Голова женщины на плече мужнины. Отношения между мужчиной и женщиной, иногда скрытая враждебность к партнеру (если в рассказе тема расставания). Восприятие двух мужчин на картине заставляет предположить гомосексуальные тенденции.
11 Дорога, идущая по ущелью между скалами. На дороге — неясные фигуры. Из скалы высовывается голова и шея дракона. Актуализирует инфантильные и примитивные страхи, тревоги, страх нападения, общий эмоциональный фон.
12М Молодой человек лежит на кушетке с закрытыми глазами, над ним склонился пожилой мужчина, его рука протянута к лицу лежащего. Отношение к старшим, к авторитетам, страх зависимости, пассивные гомосексуальные страхи, отношение к психотерапевту.
12F Портрет молодой женщины, за ней пожилая женщина в платке со странной гримасой. Отношения к матери, хотя чаще всего женщина на заднем плане описывается как свекровь.
12BG Лодка, привязанная к берегу реки в лесистом окружении. Людей нет. Беллак считает эту таблицу полезной только лишь при выявлении депрессивных и суицидальных тенденций.
13MF Молодой человек стоит, закрыв лицо руками, за ним на кровати полуобнаженная женская фигура. Эффективно выявляет сексуальные проблемы и конфликты у мужчин и женщин, страх сексуальной агрессии (у женщин), чувства вины (у мужчин).
13В Мальчик сидит на пороге хижины. Во многом аналогична таблице 1, хотя менее эффективна.
13G Девочка поднимается по ступенькам. Беллак считает эту таблицу мало полезной, как и остальные чисто подростковые таблицы ТАТ.
14 Силуэт мужчины на фоне освещенного оконного проема. Беллак считает, что фигура может восприниматься и как женская, что говорит о половой идентичности обследуемых, однако наш опыт не подтверждает этого — фигура однозначно воспринимается как мужская. Таблица актуализирует детские страхи (темноты), суицидальные тенденции, общефилософские и эстетические наклонности.
15 Немолодой человек с опущенными руками стоит среди могил. Отношение к смерти близких, собственные страхи смерти, депрессивные тенденции, скрытая агрессия, религиозные чувства.
16 Чистая белая таблица. Дает богатый разносторонний материал, однако лишь для обследуемых, не испытывающих сложностей со словесным выражением мыслей.
17ВМ Обнаженный мужчина взбирается или спускается по канату. Страхи, тенденция к бегству от опасности, гомосексуальные чувства, образ тела.
17GF Женская фигура на мосту, склонилась над перилами, позади высокие здания и маленькие человеческие фигурки. Полезна для выявления суицидальных тенденций у женщин.
18ВМ Мужчина схвачен сзади тремя руками, фигуры его противников не видны. Выявляет тревоги, страх нападения, страх гомосексуальной агрессии, потребность в поддержке.
18GF Женщина сомкнула руки на горле другой женщины, похоже, сталкивая ее с лестницы. Агрессивные тенденции у женщин, конфликт матери с дочерью.
19 Смутное изображение хижины, занесенной снегом. Польза под вопросом.
20 Одинокая мужская фигура ночью у фонаря. Как и в случае таблицы 14, Беллак указывает, что фигура нередко воспринимается как женская, но наш опыт это не подтверждает. Страхи, чувство одиночества, иногда оцениваемое положительно.


Последовательность предъявления очень важна. Таблицы различаются, во-первых, по конкретной сфере жизненных отношений, которую каждая из них затрагивает (первые картины — более универсальные, привычные, обыденные сферы; последние картины — более специфические, индивидуально значимые сферы); во-вторых, по эмоциональному тону, который задается расположением, позами и лицами людей, светотенью, контрастами самих изображений и т.п. и, в-третьих, по степени реалистичности. Первые картины весьма реалистичны, в картинах 8—10 возникает проблема соотнесения между собой частей изображения и связывания их в одно целое, в картине 11 персонажа нет, что вызывает затруднения в выполнении инструкции, картина 12 является фантастической, картины 13—15 затрагивают глубоко запрятанные конфликты, картина 16 представляет собой чистое белое поле, картины 17—20 тоже достаточно необычны. Г.Мюррей считал, что поскольку первые 10 картин затрагивают более обыденные темы, а вторые 10 — более фантастические, рассказы по первым 10 картинам должны отражать потребности, реализуемые в повседневном поведении, а по вторым 10 картинам — вытесненные или сублимированные желания. Экспериментального подтверждения этому, однако, получено не было. Тем не менее один и тот же признак может иметь разное значение при появлении его в первых или в последних рассказах. Это, а также то обстоятельство, что одни картины актуализируют определенные конфликты и аффекты, а другие их "гасят", обосновывает необходимость строго соблюдать последовательность предъявления картин. Использование неполного набора также нежелательно. Оно может явиться следствием дефицита времени, однако при этом велик риск получения односторонних результатов, в которых одни стороны личности обследуемого проявятся непропорционально ярко, а другие не проявятся вовсе. С другой стороны, есть и авторитетные мнения в пользу сужения набора картин. А.Хартман проводил специальный опрос 90 профессионалов, которые ранжировали таблицы ТАТ по степени их полезности для диагностики. Согласованность оценок оказалась весьма высокой. На основании этих оценок он выделил базовый набор, в который входят 8 таблиц: 1, 2, 3ВМ, 4, 6ВМ, 7ВМ, 13MF, 8ВМ. Л.Беллак на основании своего личного опыта также считает, что для индивидуального обследования достаточно ограничиться 10-12 таблицами.

Этот объем, с его точки зрения, оптимален, и позволяет провести все обследование за одну сессию. Необходимые при обследовании любого мужчины таблицы: 1, 2, 3ВМ, 4, 6ВМ, 7ВМ, 11, 12М, 13MF; для женщин в базовый набор входят 1, 2, 3ВМ, 4, 6GF, 7GF, 9GF, 11, 13MF. К ним Л.Беллак рекомендует добавлять несколько других таблиц в зависимости от тех личностных проблем, проявление которых может предвидеть диагност.

Карточки

Литература

  1. Леонтьев Д.А. Тематический апперцептивный тест. 2-е изд., стереотипное. М.: Смысл, 2000. — 254 с.
  2. Соколова Е.Т. Психологическое исследование личности: проективные методики. - М., ТЕИС, 2002. – 150 с.